Раскрой смысл понятий субъекты - Раскрой смысл понятий :

Парадигма субъектности в психологии личности. Основы психологии субъектогенеза Глава 5. Тихомировпсихологии творчества Я. Пономаревпсихологии переживания Ф. Василюкпсихологии памяти В. Ляудиспсихологии личностноориентированного обучения В. Якиманскаяпсихологии саморегуляции произвольной активности человека П. Шадриковпсихологии профессиональной деятельности Е. Шадриков психологии коллектива Г. Яблоковапсихологии неадаптивной активности В. Петровскийпсихологии формирования жизненной стратегии К. Об особой значимости психологического описания субъектного бытия человека красноречиво говорят программные работы по этой проблеме целого ряда ведущих отечественных психологов.

Абульхановой-Славской предложен акмеологический вариант трактовки природы человеческой субъектности [1]. Брушлинским проведено обобщение исследований по проблеме субъектности изложены основные положения субъектно-деятельностного подхода в психологии [36]. Конопкиным обоснован глобальный и актуальный для психологии характер проблемы субъектного бытия человека, изложены основные принципы структурнофункционального подхода к анализу регуляции человеком своей целенаправленной произвольной активности как основного модуса его субъектности [80].

Петровским посредством идеи субъектности человека изложены теоретические основы всей психологии личности []. Это позволило ему заявить об окончательном проявлении в психологии парадигмы субъектности []. На современном этапе развития психологии субъекта одной из главных задач стала разработка теоретических основ применения в практической деятельности всего того, что накопила наука о природе субъектного бытия человека.

Субъектогенетический вариант решения этой задачи предлагается в данной работе. Одной из наиболее наглядных и значимых для психологической теории и практики иллюстраций подобного описания человека как субъекта средствами философии является, на наш взгляд, подход Г.

Батищева, наиболее перспективным может быть такой подход к универсально-всеобщему определению человека, который зиждется на описании процесса превращения мира в достояние человека как субъекта деятельности.

Субстанция в этом случае не есть нечто ставшее и законченное. Но подлинная субъектность нерасторжимо связана с ответственностью. И чем стремительнее рост возможностей, тем острее вопрос о том, во имя чего и на каком основании человек делает то, что делает.

Для этого недостаточно одних только моральных самоограничений, запретов, воздержаний императивов. Решение этого вопроса предполагает, по мнению О. Так, например, моральная ответственность ученого и мыслителя, считает О. Следствие этого - необходимость теоретического исследования проблемы субстанциональности субъекта. На основе анализа духовной истории человечества Г. Батищев выделяет последовательно отрицаемые и снимаемые три ее уровня, совпадающие с уровнями развития самосознания индивида.

Первый из них - уровень, на котором субъект - это лишь субъект актов сознания и воли. На втором уровне суверенность субъекта - это всего лишь человеческая иллюзия. Для третьего уровня характерно то, что субъект уже не сводится к субъектам сознания и воли. Человеческая действительность на этом уровне - это порождение субъекта деятельности, создающего культурный мир общественного человека.

Батищеву человек узнает себя в этом действительном объективно-субъективном процессе. Он выходит из царства теней и отзвуков, иллюзий и симптомов культурно-исторического мира в самый этот мир. Такому миропониманию человеческого бытия созвучен целый ряд космогонических идей Норберта Винера. Будучи субъектом деятельности, человек не может быть определенной конечной вещью в силу процессуального характера своего бытия.

На этом уровне активность как философская категория наполняется уже иным, отличным от двух предыдущих уровней смыслом. В этом случае человеческая активность описывается с учетом предметного характера деятельности человека как ее субъекта. Такой подход к описанию активности позволяет сформулировать Г.

Батищеву положение, в корне отличающее его представления о субъекте от представлений ряда отечественных психологов. Животные, даже столь развитые, как антропоиды, поскольку они не выходят за пределы адаптивного отношения к миру как к среде, никогда не достигают предметов в себе, в их собственной мере и сущности. Все эти, свойственные животным, и любые иные способы запечатления внешних воздействий внутри специфической организации конечной вещи остаются лишь формами более или менее сложной пассивности, для которой предметность в себе навсегда остается по ту сторону ограничивающей специфики собственного бытия.

Последнее замечание следует отметить особо, так как далеко не все отечественные психологи думают подобным образом. Пономарева субъект - это индивид, носитель отражения, способный к информационному сигнальному взаимодействию со средой [].

Дробницкий обращает также внимание на то, что субъект преобразует материальные предпосылки действия в объект своей целенаправленной деятельности, раскрывая во внешнем предмете такие свойства, которые содержатся и в предмете, и в самом субъекте лишь в виде возможности [60].

Презентация по теме "Правоотношение"

В деятельности субъект достигает подлинное обретение своей сущности, воссоздавая собственный предметный мир. В отличие от А. Даже орудие проникновения человека в еще не изведанную часть природы, по мнению Г.

Орудие деятельности превращает даже естественные органы - руки и мозг - в органы, ориентирующиеся на отношение предметного орудия к другому предмету, то есть на имманентную логику предметности, на меру и сущность самого предмета.

Поэтому орудие человеческой деятельности может быть сделано только с помощью орудия же, когда деятельность получает возможность отправляться не от специфической организации телесного адаптивного органа, а от природы отношения предмета к предмету же - безотносительно к ограниченности организма и его собственных органов. Рассуждая о природе человеческой активности как о противоположности адаптивной реактивности, Г.

Становясь субъектом деятельности, человек выступает детерминантой собственной активности. Но логика предметной деятельности определяется логикой предмета самого по. Впрочем, это не означает тождества между деятельностью и бытия ее предмета исключительно по своей логике.

раскройте смысл понятий субъекты правоотношений

Рассуждения подобного рода приводят Г. Батищева к первой из пяти антиномий, разрешая которые он описывает суть человека как субъекта деятельности. Первая из антиномий состоит в том, что, с одной стороны, человек обуславливает себя предметностью, но, с другой стороны, обуславливает себя предметностью именно он.

Батищева, через определение логики каждого предмета как особенного по отношению к человеческой деятельности. Особенное может быть выделено лишь при условии существования универсальной всеобщности, субстанциональности, без которых невозможна и самообусловленность. Более того, согласно Г. В этом смысле позволительно сказать, что человек произошел не только и даже не столько от увенчавших собой эволюцию животного царства высших антропоидов, сколько от природы в целом.

И только как такая универсальная сила самой природы, как наследник ее целостности человек способен делать всякий особенный предмет своим предметом, а не становиться рядом с ним, то есть Человек - не часть природы.

Он - воплощение всей ее тотальности. Описанная цепь рассуждений приводит Г.

«СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ Глава 1. Субъектность как субстанциональное проявление человека Глава 2. Понятие «субъект» в психологии Глава 3. Соотношение понятий «индивид», «личность», ...»

Батищева к следующему разрешению первой антиномии: То, что она совершается по универсально-всеобщим определениям всей действительности и что человек принимает на себя характер субстанциальности, означает не что иное, как его способность быть внутри своего предметного мира causa sui от лат. Огневатак как он в подлинном смысле осваивает природную causa sui. Поскольку же человек обретает в этом наследовании субстанциальности у природы собственную самостоятельность и суверенность в процессе самодеятельности, постольку он есть субъект деятельности.

Принципиально важно видеть, что человек обязан природе не только объектами своей деятельности, но равным образом также и своим бытием в качестве субъекта. Однако описание субъектности человека как субстанциональной, универсально-всеобщей силы природы приводит Г. Батищева ко второй антиномии: Для разрешения этой антиномии Г.

Батищев использует идею о предметной деятельности как о творческом строительстве человеческой культуры. Человеческая действительность, которая есть также и действительность человека как субъекта, возникает только как выходящая за границы природы - как особенное царство, где созидаются принципиально новые возможности, выступающие для непосредственной природы как таковой как невозможности, то есть где совершается творчество. Равным образом и творчество предполагает основание этого фундамента.

Поэтому человеческая действительность - это царство творческого наследования субстанциальности природы и одновременно наследующего ее творчества. Таким образом, вопрос о соотношении в человеке его природной сущности и способности быть детерминирующим началом по отношению к предметному миру как проявлению природы решается Г. Культурно-исторический процесс в понимании Г. Батищева состоит в формировании посредством предметной деятельности самого человека как субъекта.

Созидая предметный мир культуры, человек созидает себя в качестве субъекта. Для человека углубление в природу - это не возврат к ее дикой первозданности. Для человека-субъекта подлинное углубление в природу - это творческое устремление к высшим достижениям культурного прогресса. Но тогда вновь возникает основание для противоречия, третьей антиномии: Сомнения в субъектности человека, связанные с обусловленностью его деятельности обществом, разрешаются Г.

Это не толпа унифицированных марионеток, слившаяся в монотонно-цельное Мы, подобно муравейнику, но и не такое Я, которое под мнимо личностной маской повелевающего персонажа скрывает персонификацию анонимного и фетишизированного Порядка вещей. Это не украшенная человеческим именем и обликом грубо-материальная и формально-институциальная сила, но и не эмигрировавшее в самосозерцание духовное бессилие. И тогда история человека, понятая как развитие субъекта, а индивидуальное развитие человек как субъекта деятельности становится движущей силой, причиной всемирной истории, общественного прогресса.

Для нашего исследования особо важно, что при этом Г. Побуждением к этому для нас является замечание А. Общественное же - это не синоним социального, а более конкретная - типологическая характеристика бесконечно различных частных проявлений всеобщей социальности: Такой подход, как считает А. В данном случае последнее добавление особо значимо. Дело в том, что Б.

Привлечение идеи о социальном индивиде заставляет Г. Батищева разъяснить то, как несмотря на ограниченность возможностей культуры человек прогрессирует в качестве субъекта культуры четвертая антиномия.

В этом случае разъяснение строится на использовании понятия трансцендентного субъекта: Такой подход к разрешению антиномии, по мнению Г.